Взыскание причиненного работником ущерба: судебная практика

взыскание ущерба

Взыскание материального ущерба актуально для многих работодателей. Однако, чтобы суд встал на их сторону, необходимо соблюдение определенных условий, таких как определение размера ущерба, установление вины работника и причинно-следственной связи между поведением работника и причинением ущерба. При невыполнении хотя бы одного из этих действий взыскать ущерб с работника не получится. Сегодня из судебной практики вы узнаете, без каких условий невозможно взыскание ущерба.

Установление факта нарушения ПДД и вины работника в происшедшем ДТП не может являться основанием для взыскания с него ущерба в пользу работодателя в полном объеме, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о наличии прямого умысла на причинение имущественного ущерба работодателю.

МУП обратилось в суд с иском к С. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, указывая, что 11.03.2012 С., управляя автобусом, принадлежащим МУП, допустил столкновение с троллейбусом, в результате чего автобус получил повреждения. Постановлением С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. В результате ДТП МУП причинен материальный ущерб. 26.03.2012 стороны заключили соглашение о добровольном возмещении С. ущерба в рассрочку путем ежемесячных удержаний работодателем из заработной платы до полного погашения. В дальнейшем С. уволен по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогулы, в связи с чем отказался выплачивать сумму причиненного ущерба. МУП просило взыскать с ответчика материальный ущерб и расходы по уплате государственной пошлины.

Решением Волгодонского районного суда Ростовской области МУП отказано в удовлетворении иска. С таким решением МУП не согласилось и обжаловало его в апелляционном порядке, считая, что раз ущерб причинен работником в результате административного проступка и это подтверждено постановлением о его привлечении к административной ответственности, ущерб должен быть возмещен в полном объеме.

Судебная коллегия Ростовского областного суда, рассмотрев жалобу, не нашла оснований к отмене обжалуемого решения в апелляционном порядке и вот почему.

Согласно ст. 233 и 241 ТК РФ работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный по его вине, в пределах его среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. В силу п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим органом.

Судебная коллегия посчитала несостоятельными доводы МУП о том, что материальная ответственность в полном размере должна быть возложена на М. в связи с тем, что он привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД и истец заключил с ним соглашение о добровольном возмещении ущерба в рассрочку.

По основанию, указанному в пп. 1 п. 1 ст. 243 ТК РФ, полная материальная ответственность наступает в силу прямого указания в федеральном законе на трудовые обязанности, выполнение которых служит основанием для привлечения к ответственности данного вида. При этом работник должен выполнять трудовую функцию, которая согласно федеральному закону предполагает полную материальную ответственность работника, выполняющего соответствующие трудовые обязанности.

С., выполняя обязанности водителя, не являлся материально ответственным лицом.

Кроме этого, само по себе привлечение работника к административной ответственности не является безусловным основанием для привлечения к полной материальной ответственности: привлечение к этому типу ответственности за административное правонарушение, совершенное по неосторожности, ставит водителя в неравное положение с другими работниками (согласно п. 3 ч. 1 ст. 243 ТК РФ полная материальная ответственность наступает (возможна) в случае умышленного причинения ущерба работодателю).

Из положений законодательства, регламентирующих возникшие правоотношения, судебная коллегия сделала вывод о том, что МУП не обладает правом требования от С. возмещения ущерба в полном размере даже при наличии соглашения о выплате ущерба в полном размере, поскольку ст. 243 ТК РФ или иными федеральными законами не предусмотрена полная материальная ответственность в данном случае, а ст. 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника (в пределах среднего месячного заработка) (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 13.06.2013 по делу N 33-6617/2013).

Если нет доказательств вины работника в причинении ущерба и наличия причинно-следственной связи между его поведением и наступившим ущербом, а работодатель не соблюдал предусмотренные законом правила установления материальной ответственности, во взыскании ущерба будет отказано.

В Вологодский областной суд поступила апелляционная жалоба МАУ на решение Вологодского городского суда, которым МАУ в удовлетворении исковых требований к А.Н.Н. о взыскании материального ущерба, причиненного работником работодателю, отказано.

Судебная коллегия, рассматривая жалобу, установила, что А.Н.Н. была бригадиром коллектива, с которым был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. При выбытии нескольких членов бригады и приеме новых была проведена ревизия и выявлена недостача. Работодатель решил взыскать ее с бригадира, для чего обратился в городской суд. В удовлетворении требований о взыскании ущерба было отказано.

Судебная коллегия отметила, что общие условия наступления материальной ответственности работников отражены в ст. 233 ТК РФ: такая ответственность может быть применена к работнику при наличии одновременно четырех условий — прямого действительного ущерба; противоправности поведения работника; вины работника в причинении ущерба; причинно-следственной связи между противоправным поведением работника (действиями или бездействием) и наступившим ущербом.

При совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере согласно ст. 245 ТК РФ, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива и для освобождения от ответственности член коллектива должен доказать отсутствие своей вины.

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками согласно ст. 247 ТК РФ работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для этого работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Причем обязательно истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 4 Постановления N 52 , именно на работодателя возлагается обязанность доказать наличие обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба:

— отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;

— противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;

— вину работника в причинении ущерба;

— причинно-следственную связь между поведением работника и наступившим ущербом;

— наличие прямого действительного ущерба;

— соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что МАУ допущены нарушения положений законодательства, регламентирующих порядок привлечения работника к материальной ответственности и процедуру проведения инвентаризации. В частности, было установлено, что в инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей, в сличительной ведомости, составленной по результатам инвентаризации товарно-материальных ценностей, в акте о результатах проверки ценностей подпись А.Н.Н. отсутствует. Данных о том, что А.Н.Н. была ознакомлена с указанными документами, в материалах дела не содержится. В нарушение ст. 247 ТК РФ письменные объяснения от всех членов бригады (А.Н.Н., К., Ф.Н.) работодателем не истребованы, доказательства их отказа от дачи объяснений не представлены.

Учитывая несоблюдение работодателем предусмотренных законом правил установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, отсутствие доказательств вины А.А.Н. в причинении ущерба и причинно-следственной связи между ее поведением и наступившим ущербом, суд пришел к выводу, что для удовлетворения жалобы МАУ нет оснований (Апелляционное определение Вологодского областного суда от 17.04.2013 N 33-1755/2013).

Если работодатель не докажет размер причиненного ему ущерба, во взыскании ущерба с работников будет отказано.

ИП Д. имеет сеть магазинов, в том числе магазин N, который работает ежедневно. В ночное время магазин на сигнализацию не сдается, в период следующих суток в магазине дежурит продавец как ночной сторож. Работают четыре продавца сутками, сменяя друг друга, на доверии. При пересменке товарно-материальные ценности друг другу продавцы не передают, также не передают товарно-материальные ценности продавец сторожу и сторож продавцу. При инвентаризации обнаружилась недостача. ИП обратился в суд с требованием взыскать пропорционально ущерб, поскольку в силу трудовых договоров продавцы несут полную материальную ответственность. Решением Солнечного районного суда Хабаровского края в удовлетворении исковых требований Д. отказано в полном объеме. Не согласившись с таким решением, ИП обжаловал его.

Хабаровский краевой суд, рассмотрев жалобу, установил, что Б., А., С., Б.А. состояли с ИП Д. в трудовых отношениях, что подтверждается трудовыми договорами. Однако договоров о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности стороны не заключали.

Согласно ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. В силу ст. 247 ТК РФ обязанность устанавливать размер причиненного ущерба и причину его возникновения возлагается на работодателя.

Из материалов дела следует, что доказательств, подтверждающих размер недостачи, работодатель не представил. Представленные истцом инвентаризационные описи не могут быть признаны надлежащим доказательством, поскольку инвентаризация проводилась с нарушением Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.06.1995 N 49: комиссия состояла из одного человека, описи заполняли сами продавцы, в описях имеются неоговоренные исправления в нумерации. Наличие имущества определялось без обязательного взвешивания, обмера. Описи не содержат расписок продавцов, подтверждающих проверку комиссией имущества в их присутствии, отсутствие к членам комиссии каких-либо претензий и принятие перечисленного в описи имущества на ответственное хранение, что лишило продавцов права заявить об обнаруженных в описях ошибках. Данные нарушения не позволяют установить действительный размер ущерба.

Оценив указанные обстоятельства, в соответствии с нормами действующего законодательства суд пришел к выводу о недоказанности работодателем размера недостачи вследствие того, что ИП Д. не были созданы условия, обеспечивающие полный учет подотчетного имущества. При таких обстоятельствах судебная коллегия оставила состоявшееся решение суда в силе, а жалобу без удовлетворения (Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 21.09.2012 по делу N 33-5957/2012).

Работодатель, не исполнивший свою обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, не может рассчитывать на взыскание ущерба с работника.

Истец ИП С.Ф. обратился в суд с иском к П., работавшей в его магазине продавцом, о взыскании ущерба. На основании распоряжения ИП была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, переданных коллективу магазина для розничной купли-продажи. В результате обнаружилась недостача. С продавцами П. и К. были заключены договоры о полной материальной ответственности. В ходе инвентаризации П. также призналась в расходовании для личных целей товарно-материальных ценностей, которые она в кассу не возместила. Из-за халатного отношения коллектива магазина к вверенным товарно-материальным ценностям ИП С.Ф. причинен ущерб, что подтверждается актом итогов ревизии, расписками П. и К. о возмещении причиненного ущерба. Продавец К. погасила сумму ущерба, а П. от возмещения отказалась, мотивируя это отсутствием денежных средств. Истец просил взыскать с П. в его пользу ущерб и судебные расходы.

Решением Саракташского районного суда Оренбургской области в удовлетворении иска ИП С.Ф. к П. о взыскании ущерба, причиненного недостачей товарно-материальных ценностей, отказано. В апелляционной жалобе на решение суда ИП С.Ф. просит решение отменить.

Судебная коллегия, рассматривая жалобу, установила, что суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовался положениями ст. 239 ТК РФ и исходил из доказанности неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работникам. Так, на рабочем месте ответчика передача товарно-материальные ценностей продавцами не производилась, договор о коллективной материальной ответственности истец с продавцами не заключил, приказ о передаче товара не издал.

Поскольку судом установлены обстоятельства, исключающие материальную ответственность П., то решение суда об отказе ИП С.Ф. в удовлетворении иска о возмещении ущерба является законным. Поэтому судебная коллегия оставила жалобу ИП без удовлетворения (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 28.06.2012 по делу N 33-3708/2012).

Взыскание материального ущерба невозможно, если работодатель не оформил надлежащим образом передачу товарно-материальных ценностей работнику.

ООО "КДСК" обратилось в суд с иском к Н. о возмещении материального ущерба. В обоснование иска общество указало, что 11.01.2012 Н. был принят в ООО "КДСК" автослесарем, в связи с чем ему был выдан необходимый для работы инструмент под роспись. 18.07.2012 Н. был переведен на должность водителя, инструмент он сдал не весь. 15.08.2012 от Н. поступила объяснительная записка о том, что пропажа инструментов произошла, так как ключи находились у нескольких лиц, в том числе у начальника, помещение не опечатывалось и было открыто. 29.08.2012 Н. уволен из ООО "КДСК" по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. При увольнении из заработной платы, причитающейся к выплате, согласно заявлению Н. была удержана часть суммы в счет погашения ущерба. Оставшуюся сумму Н. возмещать отказался, поэтому ООО обратилось с иском в суд. Решением Кингисеппского городского суда Ленинградской области исковые требования ООО о возмещении материального ущерба удовлетворены.

В апелляционной жалобе Н. просил решение суда отменить и вынести по делу новое решение — об отказе в удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда пришла к следующему.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Н. не сдал на склад часть переданного ему имущества. Из объяснительной Н. следует, что обеспечить сохранность переданного ему имущества не представлялось возможным в связи с доступом в рабочее помещение иных лиц. Также суд указал, что Н. собственноручно написал заявления о признании суммы ущерба за утрату вверенного имущества, а также об удержании денежных средств за ущерб из сумм, причитающихся к выплате при увольнении. Суд расценил как неоспоримое доказательство причиненного Н. ущерба внесение им в кассу часть денежных средств в счет погашения ущерба. Из указанных обстоятельств суд сделал вывод о том, что ответчиком причинен прямой действительный ущерб.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что 11.01.2012 Н. был предоставлен рабочий инструмент. 25.07.2012 на имя генерального директора ООО "КДСК" от старшего кладовщика Р. подана служебная записка о перечне не сданного Н. на склад инструмента. Согласно этой записке 15.07.2012 Н. фактически сдал на склад: съемник масляных фильтров — 1 шт. (574,79 руб.), провода прикуривателя — 2 шт. (1 740 руб.), ключ накидной — 1 шт. (349 руб.), газовую горелку с лягушкой — 1 шт., вороток — 1 шт. (1 040 руб.), вороток Т-образный из набора головок "Автодело" (20 пр.), набор вставок для откручивания масляных пробок — 1 шт. (825 руб.), ареометр — 1 шт. (49 руб.).

Однако между работодателем и Н. не был заключен договор о полной материальной ответственности. Также отсутствуют доказательства того, что при приеме ответчика на работу на должность автослесаря ему на основании специального письменного договора был вверен какой-либо инструмент или получен им по разовому документу.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что ООО не приняло все предусмотренные законом и специальными нормативными актами меры для установления факта и размера недостачи, причин образования недостачи, размера причиненного работодателю прямого действительного ущерба, конкретной вины ответчика в возникновении недостачи, а также причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями для истца.

Значит, суд первой инстанции пришел к неверному выводу об удовлетворении исковых требований работодателя о взыскании с ответчика материального ущерба в сумме выявленной истцом недостачи. При таких обстоятельствах факт признания Н. допущенной недостачи, добровольное частичное возмещение им ущерба, а также написание ответчиком заявления, в котором он согласился на удержание денежных средств за ущерб из сумм, причитающихся к выплате при увольнении, не могут являться доказательствами его вины в недостаче. Поэтому решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области подлежит отмене (Определение Ленинградского областного суда от 03.04.2013 N 33-1508/2013).

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.